Нефтяной бизнес - страшный бизнес

нефтяной бизнес - страшный бизнес

Россихин Юрий Алексеевич (1940-1993), геолог. Окончил Томский ин-т (1963). Лаборант-коллектор Печорской, гл. геолог Усинской экспедиций, нач. геолотдела Ухтинского управления (до 1975). Гл. геолог по нефти и газу (до 1984), генеральный директор Архангельскгеологии. Организатор масштабных геологоразведочных работ в Ненецком округе; один из создателей первого, совместного с фирмой Коноко , нефтяного промысла <Полярное сияние> (1992). Кандидат экономических наук, автор патента по способу разработки месторождений алмазов. Награды: Заслуженный геолог СССР (1980), Первооткрыватель месторождения (1986), орден Знак Почета (1986), Отличник разведки недр (1988), Почетный разведчик недр (1990). Похоронен в Архангельске. Его именем названо крупное месторождение нефти в Ненецком округе. Великий русский писатель-патриот Николай Гоголь давно и навечно сказал, как в камне вырубил: <Если вы действительно полюбите Россию, вы будете рваться служить ей>. Это о таких россиянах, каким был Юрий Алексеевич Россихин. Работая корреспондентом областной газеты, ненецкого окружного радио, я хорошо знал его. И ни разу не удалось мне взять у него интервью, сделать снимок. Не любил он нашего брата, журналиста, не стремился к общению с прессой. Но когда почувствовал ее роль, значение и силу, то сам взялся за перо и показал себя достойным полемистом. Выступая в 1990 году в качестве кандидата в народные депутаты Архангельского областного Совета, он не льстил <электорату>. Призывая заниматься экономикой, а не критиканством и поиском черных пятен; утверждая, что демократия без экономики - это демагогия, он проиграл те выборы, но не изменил себе. Всю стену его кабинета занимала геологическая карта. Необозримое пространство от дельты Печоры до Полярного Урала было разрисовано причудливыми узорами и линиями с набором самых разных геометрических фигур, нитями нефтепроводов, пунктирами зимников, стрелами авиатрасс. А между ними и пересекая их, тянулись цепочки темных и светлых овалов, означавших нефтяные и газовые месторождения. Они напоминали длинные аргиши оленеводов на просторах Большеземельской тундры, хвосты которых терялись в таежных лесах Республики Коми, а головы уткнулись в берега моря Баренца. Перед глазами была вся история геологоразведки в Ненецком округе - на севере Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. - Информация, обычная информация, - буднично говорил он мне. Но я видел, как эта карта пробуждает в нем пласты памяти, как оживают спрессованные годами мучительные раздумья и яростные споры, обидные промахи и правота жестких решений, досада неудач и счастье открытий, когда фонтанами - и нефть, и радость: Не кабинет - штаб геологоразведки. И <генерал> Россихин, как называли его геологи между собой, продолжал: - Ведь только на континенте открыто более 70 месторождений нефти и газа. Работы на море подтвердили высокую нефтегазоносность шельфа Ледовитого океана. Убежден: прилегающий к Архангельской области шельф Карского и Баренцева морей станет большой ареной - нет, не битв! - ареной развития нефтедобычи в двадцать первом веке. Прибавим к этому уже разведанный крупнейший Североонежский бокситовый район и первую в Европе алмазоносную провинцию с уникальным месторождением имени Ломоносова, плюс проявления меди, никеля, флюоритов на Новой Земле - и мы получим в итоге крупнейшую Баренцево-Тимано-Печорскую суперпровинцию. Все это Юрий Россихин убежденно и аргументировано излагал в статьях, в диссертации и памятной записке Президенту России, в докладе, с которым он выступал в Норвегии. <Освободите от таможенной пошлины на экспорт заполярной нефти! Помогите законами совместным, предприятиям! Дайте добро работам на шельфе и строительству морских нефтяных терминалов!> - предлагал, просил, требовал Россихин, обращаясь к правительству. Не ради красного словца или своих амбиций обращался он то к Ельцину и Черномырдину, то к скандинавским и другим западным партнерам, настойчиво прокладывая пути к ускорению добычи разведанных богатств, к возвращению тех миллиардов, которые государство, отрывая от народа, десятилетиями и без отдачи бросало в геологоразведку. Не дождавшись выхода Коминефти в Заполярье, он решил начать переговоры с западными нефтяными фирмами, которые владели не только средствами, но и современными экологически чистыми технологиями. Непросто и нелегко шел этот процесс. Улыбчивые встречи, осторожные переговоры, протоколы о намерениях: Но первые взаимные визиты растопили лед недоверия, усилив интерес друг к другу. Разработанный проект проходит экологическую экспертизу, договор торжественно подписывается, и вот уже компания <Полярное сияние> - первое совместное предприятие Архангельскгеологии и <Коноко> завершает строительство промысла на Ардалинском месторождении в ненецкой тундре. Тогда же был подписан второй договор - на разработку нефтяных месторождений в районе Хыльчую - проект <Северные территории>. Подошли к завершению переговоры о подписании крупнейшего контракта с фирмой <Тексако>. Уже восемь международных и две российские компании выразили готовность участвовать в реализации этого проекта. Мировая нефтяная компания <Эксон>, проявляя глубокий интерес к перспективным территориям Ненецкого округа, инвестировала бурение и исследование глубокой скважины №30 Северо-Хоседаюская. Первые инвестиции, первые долларовые оплаты геофизических и других работ помогли Архангельскгеологии не только держаться наплаву, но и плыть, пусть медленно, но намеченным курсом - в рынок. А вскоре на запах нефти, на блеск алмазов потянулись и другие западные фирмы и компании. Казалось, наступил звездный час для Архангельскгеологии и ее генерального директора. Но не зря говорят: нефтяной бизнес - страшный бизнес. По напряжению переговоров, по тяжести ответственности за принятое решение и опасности допустить ошибку; наконец, по преодолению сопротивления могучих сил, порой невидимых и непонятных: В январе 1993-го, во время таких вот напряженных переговоров, в номере московской гостиницы <Россия> непостижимо неожиданно Юрий Россихин умер. Жена, ожидая его в то утро первым авиарейсом, напекла пирогов, и все поглядывала в окошко: вот-вот подъедет. Цепенела в тревоге и надеялась: может, решил поездом? А потом вдруг вцепилась в телефон, пробилась в номер той гостиницы и поняла: от нее скрывают беду. <С ним плохо>, - лгали ей уже о мертвом, оберегая ее, как бы оставляя надежду: С этой отчаянной надеждой и звонила она бывшим и нынешним министрам геологии, высоким друзьям и соратникам своего мужа, умоляя помочь и сделать все, что в их силах. Если бы можно было позвонить Богу! Диагноз <острая сердечная недостаточность> как будто объяснил все, тем более, что больной, за сутки до беды, письменно отказался от предложения <скорой> лечь в больницу. <Нельзя - важные переговоры:> И все-таки, я думаю, есть тайна ухода этого, еще молодого 53 - летнего кряжистого сибиряка, чемпиона по борьбе в Томском университете, не знавшего врачей, хотя иногда и хватавшего таблетки от давления. Есть тайна и не стихаемая боль для жены его, верной спутницы по геологическим кочевьям, с которой он чуть-чуть не дожил до серебряной свадьбы. Есть тайна и острое чувство потери для Дела у его соратников по геологоразведке, которой он отдал тридцать лет. Биографию его можно уложить в десять строк, но дело жизни - нет! До него Архгеология буквально топталась на уровне 100 тысяч метров проходки скважин в год. Откуда взяться приросту запасов, если не соблюдается закон геологоразведки: больше скважин - больше фонтанов. С приходом в <генералы> геолога Россихина, объемы бурения за короткое время выросли вдвое, и за какие-то пять лет было открыто 20 месторождений, в том числе таких крупных, как Хыльчуюское, Мядсейское. Причем, скважины закладывались на трассах будущих нефтепроводов и оказывались продуктивными. Коэффициент удачи достиг 50! У американцев, для сравнения, и сегодня 39. Конечно, спасибо недрам! Но - стратегии, выбору приоритетов, высокому научно-техническому и интеллектуальному потенциалу наших геологов и геофизиков тоже отдадим должное. Продолжая дело, начатое Р.Требсом и М.Толкачевым, Россихин уже не давал покоя ни министерству, ни областным властям: нужна добыча! Наступали времена <реформ>, штормовые и для геологической отрасли, для ее многотысячного отряда в Заполярье. Казалось, только бы работать: отлажены вышкостроение, транспорт, промысловая и полевая геофизика; научились нормально бурить и испытывать скважины; новые месторождения и залежи обеспечивали планы по приросту запасов; предприятия получили самостоятельность и переходили на эффективную систему хозяйствования - на хозрасчет: Но финансирование, материально-техническое обеспечение заданных объемов работ ухудшалось быстрее, чем его могли компенсировать экономические и другие нововведения. Казавшийся бездонным, государственный карман стремительно пустел. К тотальному дефициту товаров прибавился и дефицит денег. И если финансовые затруднения стали испытывать нефтедобывающие предприятия, работавшие на экспорт, то, что было говорить об отрасли, в которую надо было вкладывать, а значит, откуда-то брать. Но - откуда?.. В 1989 году встал вопрос о ликвидации Арктической экспедиции. Начальник, Юрий Каджоян, взмолился: <За моей спиной 600 человек!> Когда подсчитали, что на ликвидацию экспедиции требуется семнадцать миллионов рублей, а убытков всего семь, Россихин собрал <полевых командиров> - руководителей экспедиций и предложил: - Шапку по кругу и каждый Каджояну - по миллиончику! Остальные он сам найдет. А разбогатеет - отдаст. Ветеран Архангельскгеологии Сталина Миначенко, рассказала, что Россихин даже не выплатив аппарату объединения тринадцатой зарплаты, чтобы <нацарапать> еще миллион. И Арктическая, первой из экспедиций, начала развивать нефтяной промысел за счет геологических денег - обустраивать скважины, разворачивать резервуарный парк, прокладывать дюкер: Продавая нефть, она расплатилась с долгами и стала помогать объединению. Руководители других экспедиций, впервые избранные коллективами, стали подумывать: <А что, если и нам добывать>? В их распоряжении находились законченные бурением и испытаниями скважины, не переданные еще на баланс нефтедобытчикам. Вот продуктивные скважины, закрытые <елочками> задвижек - сколько их в тундре!.. Брать эту нефть, да продавать за валюту - можно и самим прожить, и государству помочь. Так думали не только руководители экспедиций, но и всей отрасли: Встревоженные состоянием дел геологических объединений, не видя <на горизонте> государственных возможностей ничего утешительного, руководители Министерства геологии СССР издали приказ о добыче <нефтяного сырья и нефтепродукции в условиях становления общесоюзного рынка, в количестве 3,5 млн, тонн для поставки на экспорт> Все геологические объединения Союза получили <разнарядку>, в том числе и Архангельскгеология: 602 тысячи тонн. Как и было положено в командной экономике, генеральный директор Россихин, тоже издал приказ. С целью повышения эффективности использования открытых геологами в Ненецком округе месторождений, социально-экономического развития территории и реализации приказа Мингео, Приказываю: - считать Архангельскгеологию организацией, осуществляющей разведку и добычу полезных ископаемых, - согласовать программу работ по добыче нефти с Архангельским областным и Ненецким окружным исполкомами... Не снимая со своих <полевых командиров> задач по бурению скважин и приросту запасов, <генерал> приказал: <всем - считать первоочередной задачей организацию добычи нефти>. Геологам предстояло снова оживить продуктивные скважины месторождений Ардалинского, Варандейского, Торавейского и имени Требса, с обязательным вывозом нефти и вводом месторождений в опытно-промышленную, а далее, как мечтал Россихин, с участием западных инвесторов, и в промышленную эксплуатацию. Нагружая <под завязку> своих полевых командиров, Россихин тем же приказом взвалил и на себя тяжелейшую задачу - ношу, которую он, не опуская, нес двенадцать лет и, может быть, рухнул под нею: Руководству [Архангельскгеологии - В.Т.], совместно с Советами, ускорить работу по организации совместной деятельности с западными фирмами по вводу нефтегазовых месторождений в разработку. <Деятельность всех наших подразделений должна быть подчинена трем направлениям: поиск, разведка и разработка, то есть добыча полезных ископаемых. Этого требует рынок, жизнь> - не уставал он повторять. Сами по себе приказы по вхождению во всесоюзный рынок были не так уж и плохи. Но они не учитывали изменившееся время. И потому для геологов стала совершенно неожиданной резко отрицательная реакция местных властей на их попытки что-то заработать. <Приказы> проявляли заботу только о геологах, тогда как в те трудные времена, уже входили, как в клинч, все жители Ненецкого округа: И только Арктическая экспедиция на острове Колгуев получала валюту, отправляя ежегодно на экспорт около 30 тыс тонн нефти. Борис Яралов, заместитель генерального директора ОАО <Архангельскгеолдобыча> по нефти и газу, земляк, коллега и друг Юрия Россихина, сказал: - Если говорить о 70 месторождениях, открытых и разведанных в Ненецком округе, то к 60 из них имел отношение Россихин. Взять Южно - Хыльчуюское месторождение. Это ведь жемчужина, золотое дно! На ограниченной территории - на пятачке! - на глубине всего двух километров, 80 млн тонн нефти! Дебит скважины - 300 тонн в сутки! Первооткрывателем считается Хорейверская экспедиция. Но ведь скважины-то закладывал Россихин, да еще при бедноте геофизических материалов. И попал в <десятку> с первой! Таких примеров много: Как руководитель Юрий Алексеевич и мыслил широко, и смотрел далеко. Он сделал гениальный ход, создав Колвинскую экспедицию, которая <села> на транспортную артерию, действовавшую круглый год - железная дорога и автострада! Именно там разворачивали мы свой первый промысел: Россихин сразу во главу угла поставил вопросы лицензирования. Сейчас попробуй, получи! А мы имели право и на разведку, и на разработку своих месторождений, и на передачу этого права другим. И еще: с самого нуля он отстаивал идею морской транспортировки нефти. Нам долго морочили головы: мелкие моря, арктические льды, невозможно, немыслимо, только по суше!.. Но для этого железную дорогу построй, ЛЭП протяни, автотрассу в тундру проложи! И приговор: экономически невыгодно. Тогда Россихин обратился к западным специалистам. Они, без проблем, рассчитали семь вариантов. Мы отобрали самый экономичный. Как специалист геолог Россихин вырос, занимаясь разведкой легендарного теперь Усинского месторождения, запасы которого связаны с песчаниками девонского периода. Это отличный коллектор, нефть в нем легкая, скважины дают до 700 тонн в сутки. Но в Заполярье геологи долго не могли <поймать> эти песчаники. Лет пять <гонялись> - отступились. Россихин подключил к поискам сейсморазведку: И настойчивость увенчалась успехом: фонтан из девонских песчаников был получен на Восточно-Ярейюской площади. Вот почему, в память о неутомимом талантливом нефтеразведчике, этому месторождению присвоено имя Юрия Россихина. А как о человеке, пусть расскажет о нем этот документ: Дорогой господин Россихин! Фирма <Тексако> с удовлетворением посылает Вам и Вашей супруге приглашение быть нашим гостем на XXVI Олимпийских зимних играх в Альбертвилле, Франция. Мы будем очень рады, если Вы присоединитесь к нам на знаменательное событие во Французских Альпах. Советую Вам использовать эту Вашу поездку в качестве отпуска, который Вы постоянно откладываете в течение многих месяцев: Искренне Ваш, Гарольд ЗИММЕРМАН, президент <Тексако петролеум компани>. Супругам Россихиным забронировали номер в гостинице <Фитц Рой> - одной из самых элегантных в Альпах, где есть все - от салона красоты и японской бани до бассейна и лыжной базы. Фирма брала на себя все расходы по питанию, гостинице, авиатранспорту и билетам на различные мероприятия Олимпиады, а также все заботы по оформлению виз в Швейцарию и Францию. От Россихина нужно было только одно: заполнить и выслать регистрационный бланк. Жена не обсуждала деловых вопросов с мужем. Но тут не выдержала, спросила: - Так мы едем? Ответ не был для нее неожиданным: - Спасибо им. Но мы не едем. Нас не поймут: Лидия Анатольевна ни разу не была за границей. А тут - такой шанс. Единственный в жизни. Подарок судьбы. Я бы - поехал. Но, видно, потому я и не Россихин.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Оборудование и методы добычи нефти:

Дополнительные факторы

News image

При составлении схемы разработки участка имеют значение некоторые дополнительные факторы: • механизм вытеснения нефти из коллектора; • регулиров...

Заканчивание с отсеканием песка

News image

Если скважина расположена в неуплотненном (рыхлом) песчанике, заканчивание значительно усложняется по сравнению с описанными выше вариантами. Выно...

Оборудование скважины для добычи

News image

Для защиты обсадной трубы в скважину пропускается линия стальных труб меньшего диаметра, которая называется насосно-компрессорной, лифтовой, эксплуа...

Буровые работы

News image

Предположим, что геологи и геофизики изучили карты и сейсмические разрезы и определили, где может залегать перспективный пласт. Если это совершенно ...

Проблемы в скважине

News image

Пескообразование, повреждение пласта, отложения парафинов, эмульгирование нефти в воде и коррозия — типичные проблемы в скважине. Пескообразо...

Оценка числа скважин

News image

Обычно нефтедобывающая компания стремится к тому, чтобы вести разработку на максимальной площади минимальным числом скважин без риска расположить ...

Нефтебизнес сегодня:

News image

Сигнал Объединяйтесь!

Ряд экспертов после появления сообщений о создании СП заговорили о новом витке консолидации в отрасли. Считается, что ...

News image

ПЕРВЫЙ БЛИН КОМОМ

ПЕРВАЯ неделя торгов фьючерсами на Rebco на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) прошла скучно: торгов как таковых, соб...

News image

СТОИТ ЛИ НАПРЯГАТЬСЯ?

ВСЕЙ ОПЕК Россия по объемам добычи нефти, конечно, не соперник. Однако, как уже указывалось выше, по среднесуточной до...

История нефтедобычи:

News image

Треска, доска и тоска: нефтегазовая

20 апреля 1931 г. Президиум ВСНХ СССР принял постановление о создании в Северном крае топливной базы и организации Сев...

News image

Варяг-погорелец

В 1837 году в Санкт-Петербурге объявился глава этой славной семьи - 36-летний подданный шведской короны Эммануил (иног...

News image

Динамитчик и динамистки

В том же 1862 году Альфред Нобель доэкспериментировался с нитроглицерином до того, что в его лаборатории в Стокгольме ...

Нефтебизнес и криминал:

News image

Курс нефтяного бойца

О том, как воруют нефть в мелких и средних масштабах, мы поведали в прошлом номере Профиля . Теперь - о самых масштаб...

News image

Жителям Чечни разрешат добывать черное золото

МВД создает спецподразделение для контроля за нефтяным комплексом Чечни Вчера начальник главного управления по борь...

News image

Тюменские друзья Солоника

Перед нами оперативные справки, содержание которых напоминает самые кровавые американские боевики - миллионы долларов,...

Нефтебизнес и экология:

News image

Факелы гаснут

Морской ветер и казахстанские химики в чем-то похожи. Во всяком случае, они борются с горящими на нефтегазовых месторо...

News image

Нева тонет в мазуте

Самой полноводной реке Северо-Запада грозит экологическая катастрофа Невская, а точнее, ладожская вода по природе с...

News image

Серые киты против черной нефти

За гибель природы никто платить не хочет На Сахалинском шельфе закончила работу межведомственная комиссия, представ...

Курсы валют